The Swiss, a Russian point of view

Par ЕКАТЕРИНА.
[English version below]

В лагере, где швейцарские и российские студенты живут бок о бок 24 часа в сутки, первое время было нелегко найти общий язык. Швейцарские студенты кажутся слишком открыты, что поначалу отпугивает. Для русского человека чрезмерная открытость – признак лицемерия. Мы настолько привыкли скрывать свои эмоции, что серьезность и угрюмость для нас привычнее, нежели простая улыбка.
«Почему они так часто улыбаются?», – недоверчиво думают студенты после первого знакомства с иностранцами.

Но со временем лед в лагере начинает таять, и недоверие сменяется на совместные шутки, рассказы, эмоции. Русские слегка подшучивают над иностранными коллегами: все, как один, носят свои забавные шапки от комаров, да так, что даже лиц не видно. Когда как все русские сидят с абсолютно спокойным лицом, пока вокруг кружат сотни и сотни комаров.
Еще одно отличие между нами и ребятами из Швейцарии: мы всегда едим молча. Как говорится: «Когда я ем, я глух и нем». Для русских людей любой прием пищи – это что-то личное. Мы находимся наедине со своими мыслями и не готовы пускать кого-либо в своё пространство. Для западных иностранцев прием пищи – это нечто больше, чем просто физическое насыщение. Неважно будь то завтрак, обед или ужин – это, в первую очередь, важный социальный ритуал для обмена всеми новостями, которые произошли за последнее время. Все дружно садятся за стол и просто начинают говорить на абсолютно любые проблемы : политика, искусство, медицина. Здесь тема не важна. Здесь важно удовольствие от проведённого вместе времени и чувство единения за обеденным столом. Именно тогда происходит не только насыщение физическое, но и моральное.
«Мне нравится, что они всегда открыты к чему-то новому», – делится Даша. «Уже в первый день лагеря мы сидели с Джонатоном, Винсентом и Джеромом и играли в «Дурака». И я вижу, что им правда интересно, что происходит вокруг. Они очень отзывчивые. Еще не было ни одного раза, когда на мою просьбу о помощи я бы получила отказ. Когда мы работаем в группе с археологами, Джером постоянно спрашивает меня, чем бы я хотела заниматься. Я вообще не привыкла к тому, что в научной экспедиции у меня спрашивают мое личное мнение».
Одну вещь, которую замечают все: в лагере отсутствует возраст между студентами. То есть он есть где-то там в паспортах, но не здесь, не на территории лагеря. Мэтью – самый старший участник экспедиции. Он старше меня на 11 лет, но я не чувствую этой разницы между нами. Для меня, это просто друг, с которым я могу обсуждать различные темы: от мировых социальных проблем, до лингвистических различий в языках.
Порой мы, русские студенты, чувствуем себя немного в стороне, потому что чаще всего все беседы в лагере происходят на французском. Поэтому нам очень приятно, когда кто-нибудь переводит все то, что происходит вокруг. Мы хотим быть вовлечены в разговор. Даже те, кто плохо говорит на английском. Мы хотим понять чужую культуру, хотим обсуждать социальные и политические проблемы в мире. И нас трогает до глубины души, что наши иностранные друзья пытаются проникнуться нашей культурой и традициями. Каждый день меня спрашивают:
– Как по-русски будет «Как дела?» или «Приятного аппетита!»
– Как называется вот это блюдо?
И мы ценим усилия и эту знаменитую открытость, которая сперва пугала многих из российских студентов. И сейчас улыбка для нас – это уже не символ лицемерия, а просто знак приветствия.

It was quite challenging for Russian and Swiss students to get along in the beginning of this expedition. Swiss students seem to be very open when you first meet them and it might be suspicious, especially when you’re not used to it. For Russian people, too much friendliness coming from someone they don’t know at all is the first sign of hypocritical behavior. We’re so used to hiding our own feelings deep inside ourselves that sometimes being grumpy and serious is more familiar to us than just a simple smile.
“Why do they smile so often?” – the thought is creeping in onto our heads after meeting international colleagues for the first time.
But later, the ice between us started to melt, and the feeling of distrust was replaced with some shared anecdotes, stories and emotions. The Russians always giggle about Swiss people wearing their funny looking anti-mosquito hats. It makes it hard sometimes to distinguish their faces. While the Russian students sit freely without any anti-mosquito tool being completely calm about the hundreds and hundreds of creatures flying around them.

Another difference between students from Switzerland and us is lying around the dinner table. We always eat in silence. There’s a saying: “When I’m eating I’m completely deaf and mute”. Every meal for us is something very personal, it’s when we’re alone with out thoughts and we don’t let anybody in our mind bubble. Well, the Swiss students are exactly the opposite. The meal is not just for the consumption of food, whether it’s breakfast, lunch or dinner. Most importantly it is a special social ritual for sharing basically everything: from recent news to almost forgotten stories. Going from politics to culture, from medicine to environment, it doesn’t matter what the topic is. The only thing that matters is the pleasure of spending time together and the feeling of being united. That’s where a kind emotional fulfillment is happening.
“I really like that they are always ready for something new. On our first day here we were already playing a Russian card game called « Durak » with Jonathan, Jerome and Vincent. And I clearly see that they actually are interested in what’s happening here. They’re always willing to help: never have I ever received a no when calling for help, whenever I needed it. “When we’re working with my archeology team, Jerome always wonders if I enjoy doing my part of the task,” – shares Dasha.
One thing that is quite visible to everyone: we don’t care about the age of each and everyone in our expedition. Mathieu is the oldest member of our group and there’s a 11 years gap between him and I. But I consider him as friend who I can discuss great range of topics with, like the first world’s problems or linguistic differences.
But sometimes we feel left out due to the most part of the conversations being in French. That’s why we’re grateful in some way when someone is translating to us so that we can follow what is actually going on. And I have a feeling that most of us would like to participate in any activity connected with the camp. Even the ones whose English is not the strongest card. We want to understand the other one’s culture, we would like to share our experiences, discuss the world’s issues. We’re also deeply touched by the Swiss students who are trying to get the right acquaintanceship with our culture and language. Everyday they ask me how to say some phrases in Russian :
⁃ How would you say « How are you? » in your language ?
⁃ How to say “Bon apétit” in Russian?
⁃ What’s the name of this Russian dish?
We’re beginning to appreciate this famous foreign openness, which seemed very suspicious to us at first. And now, for us, their smile is just a greeting and not the hypocrisy trait we thought it was before.

Articles similaires

Commencez à saisir votre recherche ci-dessus et pressez Entrée pour rechercher. ESC pour annuler.